Солженицын А.И.

Солженицын Александр Исаевич

1918-2008

Русский писатель, публицист, поэт, общественный и политический деятель

 

 

Александр Солженицын:
«Когда я езжу по России, я вижу, что она не умрет»

...И вот все позади: дол­гое, растянувшееся на несколько часов, ожидание в центральной библиотеке в среду. 4 сентября (гости на­ши, выехав в Кашин из Уг­лича, заплутали, не той до­рогой поехали), два дня встреч, бесед, горячих, даже страстных диалогов... А в жизни Кашина и кашинцев внешне мало что перемени­лось, Все так и идет своим чередом: закончилась одна неделя,  отшумел в свой срок воскресный базар, нача­лась неделя новая, жизнь как текла — размеренно, провинциально, обыденно, — тан и течет.

Может, так оно и должно быть, и то, что приезд к нам Солженицына — собы­тие, мы поймем лишь спустя время, когда все осмыслим и осознаем.

Большие русские писатели Кашин не знали. Разве что в прошлом веке приезжал Салтыков-Щедрин, но и то скорее не как литератор, а как тверской вице-губерна­тор — ну и ославил Кашин надолго, назвав его «вымо­рочным» городом (у каждо­го ведь свое видение мира, в том числе и у великого са­тирика, но как долго страда­ли кашинцы комплексом не­полноценности от этой вот «выморочности»!). Бывал, правда, еще Сергей Есенин, но он гостил не в самом го­роде, а в Верхней Троице.

И вот — Солженицын,

Александр Исаевич собирает материалы для будущей книги, и интересуют его в первую очередь малые рос­сийские города, провинциаль­ная культура, краеведение.

- Я много поездил по России, — сказал он на встрече с работниками куль­туры вечером в прошлую среду. — Душа успокаивается. Я был во многих регионах, объездил десятки областей; ваша, Тверская об­ласть — двадцать пятая по счету. Каждая такая поездка имеет свой план:    где-томе­ня интересует культура, где-то образование, а к вам ме­ня привело желание лучше узнать жизнь небольших старинных русских городков. Малые города — какое же это было украшение преж­ней России! Каждый город - это свой особый мир, свои традиции, свои здания, свой товар, свои ремесла, своя слава. Это и была са­ма Россия. Вот как люди, с которыми встречаешься, все разные, — поэтому и инте­ресно жить, так и малые го­рода все на особину, все сверкали и сияли. А потом по стране пошел революци­онный каток, и большевики не всегда со зла, а чаще по тупоумию, по безграмотно­сти и бескультурью — все основательно порушили. К счастью — не полностью, не до конца. И по сей день ос­талось то, чем искони жива была Россия: где — ремес­ла; где — подлинная, без примесей современного, на­носного, народная культура; где — растет  молодежь, все-таки, несмотря на весь этот страшный поток лжи, насилия, псевдоидеалов, сох­раняющая душу чистую и нерастленную. Очень часто молодые люди падают на все эти соблазны, их захва­тывает массовая культура, все, что приходит в Россию с запада. Выстоять против этого трудно, но в таких городах, как Кашин, люди  защищены природно. По ма­лым городам я вижу, что духовная, культурная жизнь России не погасла. Как ей нё погаснуть дальше — вот что волнует. Все у нас в стране отдано кому-то, где- то. Сто пятьдесят человек топчутся там, в Москве, изо­бражая из себя верховную власть, красуются перед те­лекамерами — и ни у кого из них сердце не болит за  Россию, за народ. Земское самоуправление — вот что нужно, чтобы действительно сохранить и поднять страну. Силы для этого — не навер­ху, не у кормила высшей власти, а только здесь, вни­зу, и вот о чем вы должны задуматься. Не случайно го­сударственные деятели так ревнуют к идее земского движения. Прежняя Госдума еле-еле приняла закон о ме­стном самоуправлении — ни­куда негодный, и разошлась. Теперешний закон уже что- то дает для движения на местах, хотя в общем-то то­же неудовлетворителен.

В своих поездках я нема­ло встречал администрато­ров областного уровня, кото­рые действительно хотят что то сделать для своей зе­мли, для своего край, лю­дей, а на районном уровне — и вовсе, и таких узнал самородков, богатырей духа, предприимчивых, преданных своему городу. Вот кого на­до поддерживать!

Корни народные, дух — здесь, на местах. И демок­ратия — не та, что правит... Да если гово­рить по большому счету — нет сегодня в нашей стране демократии. Мы с женой жили и в США, и в Швей­царии, можем сравнивать. У них — да, демократия, там все решается на местах, и когда в стране меняется президент, людям это менее важно, чем когда проходят выборы на местном уровне.

Да вы посмотрите сами — избирательная компания по выборам президента — раз­ве она истинная?! Все же за деньги, все построено на лжи, а потому и веры нико­му нет, а потому и люди гибнут, рушится экономика, образование — тех, кто рве­тся к высшей власти, инте­ресует только власть.

Не ждите, что кто-то све­рху на вас обратит внима­ние, вам поможет, разрешит какие-то ваши проблемы. То­лько — сами, только если вы найдете у себя местных деятелей, которые хотят и действительно могут изме­нить жизнь, и будете их поддерживать.

Я верю в Россию, в наш народ, в то, что он выстоит, и подтверждение тому нахо­жу постоянно. Вот сейчас, когда мы приехали к вам, нас так тепло, радушно встретили на границе района с хлебом-солью, с рус­скими песнями. Мы были очень тронуты, это же пот­рясающе: откуда, при современной-то действительности, берутся эти силы, эти затеи!»

«С голоса» выступление Александра Исаевича звуча­ло еще короче, чем это по­лучилось в записи на бума­гу. Он вообще больше слу­шал, вникал и записывал, чем говорил сам. Ну, а кашинцев, пришедших на пер­вую встречу в библиотеку, «разговаривать» не было ну­жды, каждому хотелось выс­казаться, задать писателю вопрос, выговорить наболев­шее.

И ревнуя за свой город, они говорили о проблемах культуры и экологии, разви­тия местного самоуправления и образования, спорта и возвращении долга пострада­вшим от репрессий. Давнюю свою идею — издать альбом с фотографиями В. А. Колотильщикова - высказал Виталий Иванович Голубев:

- У нас есть все: сами фотографии, есть договорен­ность в Твери, они соглас­ны издать на хорошем по­лиграфическом оборудовании. Нет одного — денег. Мы знаем о создании вашего фо­нда, Александр Исаевич. По­могите нам!

- Мы, как дети, сидим и ждем, кто нам поможет, — взял слово преподаватель совхоза-техникума, член объ­единенного собрания пред­ставителей населения Каши­на и района Иван Михайло­вич Дорофеев. — А помо­жем себе только мы сами— если у нас будет местное самоуправление. Деньги де­лаются здесь, в Кашине, но большая часть их путем на­логов уходит в Москву. Я придаю большое значение этому и считаю, что выбирать надо из думающих, образованных лю­дей, из представителей куль­туры, а не чиновников администраторов.

Может быть, и вправду сказалась застарелая наша привычка ждать помощи от­куда-то, надеяться на кого-то сильного и всемогущего. Но, с другой стороны, так хочется не просто быть ус­лышанными и понятыми, но и получить эту самую поддержку. Об этом говори­ла преподаватель третьей средней школы Татьяна Ми­хайловна Голубева:

- Александр Исаевич, мы слышали, что вы любите гулять пешком, и нам бы очень хотелось, чтобы вы посетили нашу школу, тем более, что само здание очень красиво, да и стоит оно в историческом месте. В горо­де три средних школы: пер­вая создана на базе реально­го училища, наша, третья, на базе прогимназии, а затем женской гимназии, и лишь единственная построен­ная в советский период — пятая, находится в совре­менном здании. Наше же здание — уникальное, памя­тное для Кашина — разва­ливается. Мы сейчас разб­росаны по всему городу, за­нимаемся в приспособлен­ных помещениях. Второй год работаем в таких условиях и чувствуем вокруг себя в буквальном смысле вакуум. На торжественную линейку 2 сентября к нам никто не пришел, мы ощутили себя забытыми, никому не нужными. Насколько нам известно, есть задумка иметь в Ка­шине гимназию. По матери­альной базе для этого под­ходит школа № 5. Но ведь гимназия — это не только стены, не только современное оборудование. Это еще и особый дух, иду­щий из давности лет, это традиции учительства и уче­ничества. У нас есть всё: есть наши дети и есть мы, стабильный, работоспособный коллектив, мы хотим рабо­тать. И гимназию в Кашине надо не создавать заново, а вернуть ее городу и нам.

Подводя итог первой сво­ей встрече с кашинцами, А. И. Солженицын сказал:

- Сколько у меня было встреч, сколько собиралось самых разных аудиторий, и многочисленных, и неболь­ших, — везде вставали те же проблемы, что и у вас. Я уже говорил однажды и еще раз повторю: Россия — это корабль, в котором 150 про­боин, и все текут. Какую начинать латать первой?! Вот сейчас здесь выступала учительница, она очень хо­рошо сказала. На чем се­годня держится российское образование, российская шко­ла? На учительской самоот­верженности, и от Министер­ства просвещения помощи не будет. И другие стороны жизни взять — все то же самое. Все запущено до са­мой последней степени, а высшим чиновникам до ваших бед дела нет. В президентах, в вождях политических партий и движений мы все­гда ошибемся, это я вам го­ворю с полной ответствен­ностью. Если бы вы только знали, что творится там, на верхах!!! Местные выборы пока еще не те, какими они призваны быть. Но ведь вы друг друга знаете, и уж на этом-то уровне можно не ошибиться, выбрать действи­тельно тех, кто в состоянии работать с пользой для об­щего дела. Не ждите, что сверху появится такой доб­рый вождь, который устроит всем россиянам райскую жизнь.

Александр Исаевич рас­сказал также о Русском об­щественном фонде, кото­рый он создал вместе с же­ной Натальей Дмитриевной (она также присутствовала на встрече) для помощи российской культуре, краеведению, бывшим репресси­рованным и заключенным. (Попутно заметим:      фонд Александра Солженицына выделил для библиотеки 2 тысячи долларов, а сам писатель подарил авто­рский экземпляр своей но­вой книги рассказов). От­ветил писатель и на вопрос о том, почему прекратились его выступления по центра­льному телевидению:

- Правды никто из высокопоставленных деятелей не хочет. А говорить людям полуправду или неправду — не в моих правилах.

В общем-то о политике речи больше и не возника­ло. Встреча на другой день, в четверг, здесь же, в цент­ральной библиотеке, получи­лась более продуктивной. Может быть, потому, что носила целенаправленный характер: собрались на нее краеведы из города и села, и разговор шел предметный, конкретный. Надо было ви­деть, с каким неподдель­ным интересом Александр Исаевич выспрашивал подробности о прошлом и настоящем кашинского края, о местном фольклоре, ремеслах, о Кункине и Колоти- льщикове, Симакове и Кисловском. Как внимательно разглядывал фотографии, принесенные Анной Алексе­евной Анихановой, Витали­ем Ивановичем Голубевым. И — записывал, записывал в блокнот (он постоянно де­ржит его под рукой). Чтобы потом, после встречи, обра­ботать все записанное и ус­лышанное и перенести «на чистовик». Много интерес­ных, ценных сведений со­общили писателю краевед Виталий Николаевич Кошелевский, руководитель Славковской библиотеки-музея Валерий Леонидович Фомин, заведующая отелом культу­ры Елена Константиновна Корзинова.

В этот день Александр Исаевич и Наталья Дмитри­евна побывали также в Во­знесенском кафедральном соборе, в краеведческом му­зее, в фитобаре.

Александр Исаевич беседовал с и. о. главы городской администрации Анатолием Геннадьевичем Соколовым -  разговор шел о том, какие проблемы возникают перед кашинцами, перед городской администрацией, насколько они разрешимы на местном уровне, о развитии и сбере­жении местных традициях, провинциальной культуры.

- Я очень многое узнал и записал, побывав на ка­шинской земле, — сказал писатель. - И самое главное, что я увожу с собой из по­ездки — что убежденность, что ваша культура не умер­ла. Вы сохранили и сберег­ли очень многое, у вас тра­диции не угасли, и это пре­красно, Помогите молодым перенять все это, устоять перед неправдой и несправедливость, отвергнуть пошлость, насилие. Но поддались-то этому не все, даже так скажу: поддались немногие, просто они громки, они кричат и стараются заглу­шить все то хорошее, что есть в русских людях. Но победят в конечном итоге не они, победит истинная культура, народный дух. Когда я езжу по стране, по ее малым городам, я вижу настоящую Россию и вижу, что она не умрет. Я создал значительное представление о Кашине, очень тронут тем приемом, который встретил. От души желаю вам всем помощи и успеха.

В тот же день писатель продолжил знакомство с Тверским краем — его жда­ли поездки в Торжок и Тверь. На память о нашем городе он увез книги по краеведе­нию и картину художника Игоря Котлеева, выставка которого работала в эти дни в центральной библиотеке.

Пожалуй, стоит еще ска­зать о необыкновенной ра­ботоспособности писателя, о большой внутренней культу­ре, умении слушать собесед­ника. Неудивительно, что мнение большинства участ­ников встреч совпало:

- Человек действительно великий, последний из нас­тоящих русских писателей, можно сказать, совесть на­ции — и ни в чем нет стре­мления подчеркнуть свою значимость, великость. Го­ворит просто, смотрит пря­мо глаза, тут же впитывает все, что услышал... Такое впечатление, будто мы давно и хорошо с ним знакомы.

Большое видится на рас­стоянии. И, видимо, нам дей­ствительно надо не торопить себя, не спешить по первым впечатлениям делать выводы. По словам писателя, пребы­вание на кашинской земле немало дало ему. Но, с дру­гой стороны, ведь и сами мы, кашинцы, что-то приоб­рели.

 

Морозова Е. Александр Солженицын: «Когда я езжу по России, я вижу, что она не умрет» // Кашинская газета. – 1996. – 11 сентября. – с.3.